November 15th, 2007

И правда, хороший актер

Из интервью Алессио Бони - исполнителя роли князя Андрея Болконского.


О Петербурге.

- ...Я отметил для себя три качества, за которые полюбил этот город. Во-первых, удивительная архитектура. Во-вторых, Нева и каналы: ходишь по набережным и кажется, что ты попал в сказку. И наконец, ваше небо. Это не средиземноморское небо - голубое и недосягаемое, а северное - серое, близкое к человеку. Приехав в Петербург, я понял, почему Андрей Болконский думает о небе.


Об улавливании энгергетики


- ...Любой актер изначально настроен на то, чтобы улавливать исходящую от людей и вещей энергетику. Например, от женщин, стоящих сейчас за моей спиной, исходит нервозность, хотя говорят они по-русски, и я не понимаю, о чем идет речь. А если я приеду к вам домой, то пойму, каковы отношения в вашей семье. Так вот, никакие костюмы, лошади и шпаги не могут передать атмосферу XIX века так, как улицы Санкт-Петербурга. Я верю, что место сохраняет память о событиях.

О 19 веке

- Когда я только подписал контракт и, естественно, бросился перечитывать и пересматривать "Войну и мир", меня охватила паника. На меня давило все... Но как только все собрались на съемочной площадке, я почувствовал себя как дома. Свою роль, наверное, сыграл и тот факт, что мы снимаем кино о XIX веке. Мне кажется, что я должен был родиться именно тогда. Современность мне не нравится, я не люблю автомобили. У меня в Риме нет машины, конечно, я бы с удовольствием перемещался по городу на лошади, но, так как это невозможно, приходится ездить на мотоцикле. Впрочем, дело даже не в машинах, а в том, что раньше слово было словом, а не мусором. Сегодня я не верю и половине того, что мне говорят.

Уэльбек, тьфу.

Второй раз в телеящике наблюдаю Уэльбека.

Вялый, маленький, бородовчатый. Как гнусно, очень гнусно, нашкодивший в большой компании школьник, бесчувственно отрекающийся от содеянного.

Так выглядели несколько мальчиков нашего класса, которые додумались в 8 классе встретить на школьной лестнице самую красивую одноклассницу Сашу и, подзажав, по очереди провести руками по Сашиной груди ( Тогда это в наших краях называлось "облапать" - странный какой-то подростковый феномен - насильственная ласка). Саша- умница сказала маме ( мама была далеко, Саша жила в интернате), мама - учительнице, учительница собрала самых умных и боевых родителей, среди которых особенно отличилась моя тетка, "мама Шура", родители вызвали этих, кого мне напомнил Уэльбек - и очень эффективно с ними поговорили - до 10 класса они лишь снежками в нас бросали.

Кто-то этого бородовчатого Уэльбека не вызвал в своей время на родительский комитет.

Ну а если серьезно, мне жаль ранее заявленного моего пафоса отрицания, направленного в его сторону. Ну что в нем отрицать, в таком-то. Это же что-то диагностическое.