September 19th, 2007

Нестерпимые печали

Раз восемь, наверное, уже читала Акафист святой преподобномученице Елизавете, а вчера вдруг наткнулась в заключительной молитве на "нестерпимые печали" (... " нестерпимых печалей").

Самое неработающее в православии,( да и не только в православии, но и в собственно в человеческих отношениях) это отсыл к практическим истинам как общему месту: терпи, отчаяние - смертный грех.
Можно подумать, я это не знаю. Я это знаю, я этим не владею.
Готовый тут же быстренько меня за это покритиковать почему-то уподобляется в моих глазах друзьям Иова. Откуда ты знаешь, цитирователь прописей, что на печалящегося возложено и кто на него нападает. И готов ли ты спастись этим "терпи", окажись ты на его месте. Тот, кто готов, не скажет этого проходного " терпи".

Я читаю сейчас последние письма уже совсем старенького и физически слабого, но удивительно сильного в своей последней простоте архимандрита о. Иоанна Крестьянкина, после смерти которого было столько изголений, что прямо-таки он в последние годы - одна сплошная старческая деменция - дай нам Бог всем такую деменцию.
И он, хоть и прямо говорит на грех - это грех, ведущий к гибели, печалящихся и скорбящих жалеет, говорит, что это Божие попущение. А в одном месте пишет кому-то довольно близкому, мол, еще будете просить скорбей.

И Акафист вот тоже жалеет, иначе откуда эти слова о "нестерпимых печалях" в чествовании преподобномученицы, которую так люблю.