September 14th, 2007

Гламурная вивисекция

Вчера сходили с Новоселовой на открытие выставки World Press Photo в этом самом модном Винном заводе.

Думала, может, в газету напишу. Потом решила, нет уж, пожалуй, ограничусь ЖЖ.
Представьте себе тюлень раздирает и ест пингвина - занятие у него такое, и еще угощает фотографа, вешая на камеру и испытывая сильный стресс от того, что тот не угощается, как сказано в пояснении. Потом лежит тетка какая-то из очередной Малой или Большой Азии, убитая маньяком - мало раскрывается женских убийств, рассказывается в буквах -- рядом с теткой апельсин недоеденный. Потом престарелые американские бабки из конкурса красоты для пожилых. Потом девочка американская выходит замуж за обгоревшего в иракской компании жениха-моряка - просто кадр из фильма ужасов. Похороны нескольконедельного младенца... Детский труп с морге, разрез на животе...
И - ничего человеческого, ни черточки, ни жалкости, ни горести, ни радости - какое-то скорбное бесчувствие - во всем пространстве, захваченном объективом. Впрочем, "скорбное" - это комплимент, просто бесчувствие. И сытенькие такие авторы снимков дают интервью на фоне детских трупиков, разрываемых на куски пингвинов, сопротивляющейся полиции израильской поселенки, гламурных ливанских девиц заехавших в квартал после бомбежки и закрывающих нос платком от трупного запаха.
И все это сотворившим все равно, кто прав, кто виноват, кому больно, кому сладко, и что там еще в жизни остается, когда слепнет объектив, какие полутона и послевкусие.
Я вот думаю, что гламур - родственник смерти.
По крайней мере, судя по выставке - сходство очевидное.