August 12th, 2007

Мужчина моей мечты

Когда я возвращалась с конной прогулки на базе отдыха Липки, было уже поздно. Я шла по путанным коридорам разветвляющейся как в дурном сне пространству базы, пролистывая взглядом репродукции Константина Васильева на стенах и "догоняя", наконец, что это чистый жанр "фэнтези" в изобразительном искусстве, когда он окликнул меня.
- Простите, пожалуйста, - сказал он. - Вы не знаете, где находится номер 323?
Я оглянулась и сходу ответила "знаю". Хотя прошлым вечером путалась в дурацких переходах базы.
Он был не большого и не малого роста, беленький, некрасавец.
- А вы не могли бы проводить меня туда? - все также доброжелательно и заинтересованно спросил он.
И я сделала недозволенное. Прежде чем сказать ему "да", погладила его по белой голове.
Он сделал вид, что ничего не произошло, но по чему-то почти неуловимому, я поняла, что он принял мою неожиданную ласку, и она его приободрила и поддержала.
Я даже не помню, как мы взялись за руки и пошли по путанным коридорам,
Я спросила, как его зовут.
- Андрей.
Я назвала свое имя.
Я не смогла не задать самого главного, тревожащего меня вопроса: " С кем ты здесь?"
- Один. Я один приехал на машине.
Я сказала, что не верю. Он засмеялся, уточнив, что ту есть одна бабушка, с которой они приглядывают друг за другом, и к которой он сейчас вернется, взяв в номере нужную ему вещь.
Возле номера я спросила, не могу ли я чем-нибудь еще ему помочь.
- Включите мне свет в номере.
Он повернул ключ, свет в номере уже горел. Номер был такой же, как у меня, только с хорошими обоями и обжитой, на вешалке висела домашняя одежда, на полке стояла женская обувь. Я запомнила шлепки розового цвета.
Он нырнул во вторую темную комнату и вышел с нужной ему вещью. Мы опять взялись за руки и пошли назад путанным коридором. Но вот он кончается, дальше широкое фойе с репродукциями Васильева.
Мы остановились. Он повернулся, и тоном, который не оставлял у меня сомнений в том, что он хочет продлить наши отношения, спросил, приду ли я завтра к нему в гости? Я сказала, что завтра я уеду.
Он не знал, что сказать еще, как это всегда бывает с мужчинами.
И я опять сделала непривычное для него..
- Все будет хорошо, иди, - сказала я. И перекрестила его.
Он замер на секунду, как будто остановленный фотовспышкой, и по чему-то столь же неуловимому, я поняла, что он принял это как должное, нужное, поддерживающее и охраняющее его. Но как все мужчины, скрывая восхищение, показал почти неуловимый краешек радости.
Я развернулась и пошла к себе в номер.

УГАДАЙТЕ, СКОЛЬКО ЕМУ ЛЕТ.

Ответ под катом.

Read more...Collapse )

Где я так долго была? - 2

Где я так долго была, отсутствуя в ЖЖ?

Кроме Питера - в Михайловском.
Не освистывать - первый раз в жизни.
Сначала неуютные Пушгоры, где ничего, кроме могилы Пушкина. И бесконечная гостиница - мой персональный ад - без единой картинки на стенах, все пусто, казенно и необживаемо в принципе. Ночью загорелись бриджи, наброшенные на бра. Потушила. Пострадали только бриджи.
А потом меня ввезли в пешеходное пространство зоны, прежде всего - на Воронич, где служили литию на могиле Гейченко и его жены, и где я тотчас познакомилась с питерской художницей Коринной Претро с огромными часами на груди и напросилась в гости, потом было Тригорское, оставившее в воображении картинки, как это он влезает в окно, и как они его ждут, и как Евпраксия ( "Зизи, кристалл души моей") варит им с Вульфом жженку. Запах трав меняется каждые 50 метров - тут скошено, а тут нет. Потом поездка к о. Георгию, матушка в неистовом состоянии, о. Георгий на прощание, благословляя, целовал меня в голову. Потом гостевание у Претро, муж которой оказался Борисом Николаевичем, писателем и замечательным. Вечером, а потом ночью они провожали меня из Воронича в Михайловское, оставили у края леса, я села не пенек и слушала крики цапель, глядела на туманы, отмахивалась от редких комаров. Прошла через Михайловское и уснула в гостевом домике, обродненном фотографиями цветущих вишен, ольхи и черемухи. Проснулась поздно и долго смотрела на изумруд травы за окном.
Быстро-быстро сбегала в Михайловское мимо невозможного дуба, к спуску от дома к реке, ходила шиповниковыми лабиринтами, что-то пытаясь выбрать и угадать - какой-то угол, ракурс, наклон, ничего не объясняющий и не задающий...

Я не люблю золото

Меня тут пригласили на благотворительный гала ужин, а вослед на культовую вечеринку Лазурного берега. И все на правах специального гостя. И всю ночь, до восхода солнца обещали DJ - Паша Koreeц.

Dress code был в первом случае упомянут как glamorous, во втором - I love gold.

Последнее мое не потерянное и не проржавевешее золото - крест на золотой цепочке - я сняла и надела на окровавленного брата. И с тех пор все не могу купить себе никакое иное.

Это Шампанский дом Perrier-Jouet имеет привычку приглашать к красивой жизни случайно попавших в их список людей. Даже представить не могу, кто меня в этот список занес? Кому я показалась любящей золото?