May 7th, 2007

НеМодильяни

Я окочурусь от рутины. От пустяков, на коии разменивается жизнь на работе.

Вчера, как всегда позже всех, видела Модильяни и Меровингов.

Модильяни

Раз жизнь не удалась, надо говорить о хорошем.

О Меровингах и Модильяни.

Ну Меровинги для меня - культурный кроссворд при нелучшем словарном запасе на эту тему. Ну что я знаю про эти германские, балтийские, готские, гуннские племена и их культуру? Настолько ничего, что рискую давать объяснения великому переселению народов. А с точки зрения визуальных впечатлений - это такое предсредневековое дизайн-барахло - булавки, брошки, застежки, монисто, гривны, ключи, - браво реставраторам - отчищенные до современного вида.

А потом - 40-минутное раздражение, что не прервала штудийное внимание к наглядной ясности витрин и не ушла к этому красавчику с чертами жиголо. К его безглазым женщинам. К их вытянутым в вертикаль шеям и в горизонталь - ню-талиям. Носиться как спаниэль кругами по балкону, не читая никаких надписей. И слушать физический скулеж впечатления, не желающего уступать мысли ничего. Даже вида черной пуговки в портрете "девушки 1917-1918 года". И грозиться спутнику усесться на пол и не уходить от нее, несмотря на звонки к выходу, пока охранники не уволокут силой. От пуговки на портрете парижанки. Парижанки между марсельпрустовской Одеттой и грядущей Коко Шанель. От этой заразного парижского, познакомленного гениями с вечностью.
От еврейской грусти в глазах друга художника и виолончельной линии его сюртука.
От сочетания малинового с желтым.
От перекошенных глаз.
От абрикосового свечения лица и тела.
И недопускаемым к делу разумом понимать, что приди я на выставку в 10 утра и не загляни к Меровингам, было бы то же самое.