April 25th, 2007

Ельцин. Вне.

Вчера мы с Леной Новоселовой отнесли Б.Н. цветы. Прошли быстро. Все было молчаливо. Много цветов, их сразу уносили со стола, но он снова заполнялся. Много свечей - при нас служительницы прикатили новый, бОльший, канун.
Родные сидели в черном, изящные и сдержанные, в стиле кино про католическое отпевание.
У Ельцина во гробе было хорошее лицо, отсылающее к раннему его трезвому образу - высокий лоб, какое-то особое хорошее сочетание черт.

Эти три дня прощания - время в скобках.

Ельцин для меня никогда не существовал "вне" моего пристрастного отношения к нему, его действиям, выборам, шагам, характеру, устроению его личности, любви к нему папы, и нелюбви мамы. А два раза все было "вне" - в середине августа 1991-го и в конце апреля 2007-го.