April 9th, 2007

Солженицын. Правое " правое"

С опозданием - коротко - впечатления о статье Солженицына про февраль 1917-го.

Был у меня какой-то читательский комплимент высокой точности его слова, но я его забыла, а значит это не важно.

А важно вот что. Солженицын этой статьей о Феврале-17-го показывает
очень редкую в нашей культуре правоту "правой" позиции. Вы помните в русской культуре не зашоренную в своих интересах, не тошнотную, не спрятанно-продажную, красивую "правую позицию" ( ну кроме "Вех", где на самом деле лишь вектор поворота вправо обозначен)?
У меня такое предположение - достойная, правомочная, не бессовестная, этичная "правая позиция" возможна лишь по отношению к достаточно далекому прошлому, к истории. Для Солженицына 1917 - принципиально история.
По отношению к современному занимать правую позицию - в русской культуре это обречено на неудачу ( весь опыт 90-х тому свидетельство). А может, и не только в русской? Почему все в шоке, когда Найшуль говорит, что Пиночет - альтернатива "1917-году" в Чили, их местный Корнилов - и трудно с этим соглашаются? Почему Пиночета легче не принять, чем принять?
А потому что мы не знаем, было бы жертв больше, не прикажи он стрелять и сажать в тюрьмы. Может быть жертв было бы и больше, но ведь то жертвы гипотетические, а эти, пиночетовские - реальные. А сравнение реальных и гипотетических жертв - это сравнение жертв и их отсутствия. Тем более, что история не физика, не химия, и даже не биология, и не знает таких уж жестких зависимостей. Всегда мелькает призрак свободы.

Так вот "альтернативами" играть хорошо, когда 100 лет прошло, и все отодвинулось.
А когда история течет через тебя, хоть царь ты, хоть Керенский, хоть Пиночет, хоть человек, стоящий в очереди за хлебом - это совсем другое измерение.
Вот все говорят, история не имеет сослагательного наклонения. История ушедшая как раз имеет - почему нет? Вот Солженицын совершенно блестяще уроки сослагательного отношения к ушедшей истории продемонстрировал. Это история в настоящем времени - не имеет. Есть какое-то неуважение к реальному историческому гулу жизни в примеривании альтернативок. Не было для меня ничего сослагательного ни во второй половине 80-х, ни в обоих половинах 90-х, пока я в них жила.

С социологами

Вернулась из Краснодарского края, куда ездила с социологами в подверст к ним - по одному исследовательскому проекту.
Мне внутри затеянного ими было, в общем, интересно. Набрала короб впечатлений, наблюдений, соображений, как и куда выложить, определимся, наверное, через неделю, когда Св. Климова вернется из командировки.

Украина

Одновременно ощущение "дежа вю" ( их аналог нашего "октября 1993-го" - начитавшись и наслушавшись В. Найшуля уверилась в неминучести перехода от парламентской республики к президентской во всех постсоветских пространствах) и чего-то у нас принципиально небывшего.

Про "на душе"

Ну а если про "на душе" - то у меня сегодня вдруг чувство, что мой настоящий внутренний человек, Господом задуманный, он во мне связан, скручен, как та 18 лет скрюченная, согнутая. И ничто так не важно, как преодоление это скрюченности. И ничто меня не выпрямит - ни культурные усилия, ни волевые, ни человеческая помощь, ни настрои. Только - Он.
Если Ты хочешь - можешь исцелить меня.
Кто - слепой? - говорил это Господу "Если Ты хочешь..."? Господь хочет, чтобы человек скрюченный выпрямился, слепой - прозрел, глухой услышал, немой заговорил, а мы не можем ни понять своей скрюченности, слепоты ..., ни его желания нас исцелить, и потому просим помощи в мелких вторичных делах.