February 11th, 2007

70 лет Новому году

В старом, еще предновогоднем номере "Большого города", прихваченного мною из какого-то кафе, обнаружила подборку новогодних снимков с 1936-го ( когда его первый раз праздновали, после слов Постышева в 1935-м - детям надо вернуть елку)по 2006-й. Никаких социальных и классовых черт, в отличие от тех, кто фотографии подписывал, я в них не заметила, лишь некий психологический код времени, который всегда содержат старые фотографии. Поймала себя на том, что смотрю эти фотографии, как если б листала Питера Брейгеля, Пиросмани или да Винчи.
А вообще заметки в Большом городе ( если вычесть большие объемы рекламы) похожи на LJ- дневники. Это вообще мета "коммерсантовской школы", набравшей первую команду - и долго набиравшей потом - непрофессионалов, людей из пограничных занятий - наука, искусствоведение, критика, и даже из друзей и знакомых. Последний раз профессиональная лодка зачерпнула бортом непрофессиональную публику для "Русского телеграфа" - тогда появился Архангельский, мальчики, рафинированно пишущие про спорт ( Порошин, Зуенко, Гридасов), отгранилась Пищикова.
У "Столичной газеты" во времена Харатьяна уже ничего не вышло - попытка работы с непрофессионалами, обучаемыми самим Кабаковым ( помню его в этих гипердорогих шарфах в клетку - ну как называется эта марка? - в коридорах "Столичной") кажется, не дала ничего, кроме курьезов. Все дело в том, наверное, что непрофессионалы должны быть экспертного уровня.
Да, ну так а тексты в "Большом городе" похожи "по жанру" на LJ-новские - очень много себя любимого. И талантливого.

Не в эфире

Заболела и, наверное, не выйду в эфир долго.
Хочется, чтоб пожалели. Хотя надо думать не о своих болезнях, а о страданиях и нуждах других, как говорил сегодня мой любимый священник на проповеди в храме Бриса и Глеба.