January 15th, 2007

Художественный денди. Или как я полюбила Челси.

Уистлер в Третьяковке. Никто особенно не ломится, хотя народу в принципе немало. Публику не разглядела, но по моим ритмам восприятия, мне и на картины 2,5 часа мало было. Выставка безусловно носит "авторский" характер, то есть ее устроитель ее придумал и придумал хорошо. Тут и долгие собрания рисунков ( из ГМИИ в том числе - кто бы знал, что в ГМИИ столько роскошного Устлера со всеми его " Кухнями", " Торговками горчицей", "Фюметтами"!) и офортов. И работы русской ученицы. И русское искусство в параллель,( с двумя китайскими рубахами и японскими акварелями последине зала) по мнению людей более строго рациональных не всегда сопрягающееся с Уистлером - фактически, биографически, методически, но по моей нетребоваельности, все равно спасибо за эти неточные параллели, дающие мне возможность увидеть "Лунную ночь" Левитана или порт ( забыла, как называется) Коровина, или ахнуть от серовского "Морозова" ( вечный "новый русский", энергическая юла, не туда закрученная) или обнаружить, что две вечные мусатовские женщины - жена и сестра - стоят возле церкви, а то и монастыря.
Да, ну и конечно, сам Уистлер - несомненный "художественный денди". Три кита - композиция, колористика и величайшая статика. Живопись и изобразительное искусство вообще, чего уж хитрить - великая остановленность, воплощение гения статики. У Уистлера, даже движущиеся фигуры - наклоняющиеся, поддерживающие, расписывающие - высоко статичны, такое впечатление, что он применял долгое несколько лет длящееся усилие не только для того, чтобы найти колористичекое решение из голубого и серебряного, зеленого и серого, но и остановить движение, оставив его животворный зародыш в остановленном в этой рамке мире. Держат ли герои шляпу, трость, замшевые перчатки, вазу для росписи, носовой платок - все остановлено. Форма, помогающая остановить мир и его героев - конусоообразность фигур, повторение предметов? Содержание - взгляд в зеркало как образ остановки.
Скулить от удовольствия я была готова от двух его Челси - от ноктюрна из голубого и серого, кажется, из шести видов Темзы, и от верфи в Челси, с двумя лодками со сложенными парусами. Коричневый цвет одного паруса я помню глазами до сих пор. Да, и лодку в первом Челси, похожую на похудевшего удава, брошенного в манере портовой веревки.
Так что Челси теперь для меня - не футбол вперемежку с Абрамовичем - а вода, лодка, огни, отлив, сложенные паруса, верфь. Нарушил мне Уистлер шаблон ассоциативной связи.
Я бы еще чего-нибудь на тему Уистлера сказала, но вы же помрете читать.